Рубрика: Песни

Детский сад-2

Куклу дома вымоют, причешут,
оботрут заплаканные щеки.
Ночь сближает тех, кто безутешен.
До рассвета мы не одиноки.

Первый вдох еще не стал отравой.
Первый раз — еще не вожделенье.
Первый шаг от страха до забавы
к выдоху и тайне пробужденья.

Ночь осталась грязью под ногтями,
под подушкой в сердце пистолета.
Так впервые доверяют маме,
чтоб на утро промолчать об этом.

Но скрипит пластмассовая глотка,
вопрошая с неба откровенья —
для чего я спасся от веревки,
для какого вечного круженья?..

Ведь не хватит воли застрелиться.
Покупаю сборник анекдотов,
как последний способ научиться
жить в пути от дома на работу…

Куклу дома вымоют, причешут,
оботрут заплаканные щеки.
Ночь, плени нас грешностью, безгрешных
до рассвета…

Новогодняя

Запоминай буквально, боишься забыть, пиши:
Мой две тысячи восемь от рождества души –

Извини, старик – это я тебя пережил,
Это я, взводя колок, тебе говорю – пляши.

Все пароли собраны, явки, прозвища, адреса.
Серое месиво лиц… неразборчивы голоса…
Тридцать два прожито – рухнули коренные,
Тридцать третий – я знаю, как поднимаются паруса.

За тобой идущий брат твой, такой же черт,
Что не так ужасен, но размалеван как звездочет.
Всяк, как может себе на земле набивает цену,
Будто бы нам для взлета, хоть что-то идет в зачет.

Так чего пугать нас — давно обстрелянных воробьев?
Это тело мое душой заполнено до краев –

Приговоренное – оно в страхе крестится на знамения,
Ничего не поделаешь — дрессировка берет свое…

***************
Запоминай буквально, боишься забыть, пиши:
Мой, две тысячи восемь от рождества души –

Извини, старик – это я тебя пережил,
Это я, взводя колок, тебе говорю…

Все встало на места, все нами стало,
Мы имена для новых пьедесталов.
История, которой не пристало
Бояться сослагательного «бы…»

Зима

Эти стены будут долго помнить твой смех,
Они никогда не отпустят меня…
Мне будет сложно смотреть наверх,
Понимая тебя больше нет, тебя –

На лицах тех, ко остался здесь,
Навсегда сохранится твоя печать…
Я по воскресеньям, как всегда,
Буду выходить и тебя встречать…

Пр:
Я буду скучать без тебя, зима…
Я буду скучать без тебя…
Я буду скучать без тебя зима…
Я буду, буду скучать…

Непостоянство — моя беда.
Однажды летом я побегу по течению
Вниз, позовет вода.
Я тебя захочу узнать, но не смогу
Отыскать среди чьих-то лживых нот.
Когда найду, наконец, следы –

Предо мной откроется горизонт,
За которым снова исчезнешь ты…

Сюда за мною придет другой.
А может это я, только через год…
Он будет ждать чистый голос твой,
Вот только здесь его не найдет…
А мне все кажется, что зовут
Меня сквозь ночь, смотрю наверх.
А это стены опять поют
Твоих шагов бесконечный смех…

Пр.

Сентябрь

Блистательный сентябрь,
Воинственный волшебник,
Во множестве дорог
Мою одну творил,
Выхватывал из рук
Затасканный учебник
Судьбы моей
И всё по-новому кроил.

И запестрели дни
Летящею листвою,
Кружась и унося
Запекшуюся грязь
Всех пережитых лет,
Всех проклятых любовей
Блистательный сентябрь
Смывал с души, смеясь.

Разбей мое окно
Остервенелой птицей,
Пусть к смерти, прилети
Ещё одной строкой,
В которую вся жизнь
Могла бы уместиться,
Хотя бы этот день,
Единственный, живой.

Входи, садись за стол,
Бери, что сердцу мило.
Чего ее жалеть –
Мою худую жизнь?
В которой – не поэт,
И музыка без силы
Хоть как- то прозвучать
В многоголосье лжи.

Мне жаль гитару лишь
Без нервных, жадных пальцев,
Которая, дрожа от холода, поет.
И просит иногда
Ночами возвращаться
В оставленный сентябрь,
Она меня зовёт.

Музыка

мне сегодня ждать
сон
мне сегодня петь
день
мне сегодня ночь
звон
первая капель

мне сегодня жить
здесь
мне по лужам вплавь
в кайф
мне сегодня вить
нить
в ласковую шаль

Музыка
так родится Музыка
среди ночи Музыка

Музыка
нам осталась Музыка
как дыханье
Музыка

ей не привыкать
лгать
ей не приходить
пить
мне ее всегда
звать
встретить не забыть

как всегда легка
свет
время для нее
вспять
«да» однажды
два
«нет»
бросит не поймать

Музыка
за минуту Музыка
на столетья Музыка

Музыка
к черту душу Музыка
покаянье Музыка

Музыка
сын родится Музыка
умирая Музыка
поле битвы Музыка
за минуту Музыка
твое сердце Музыка
хоть однажды
Музыка
и всей жизни Музыка

…..

как юное сердце упивалось свободой слова
юному телу греховное было ново
слепо до цели
каждый след становился глубже
смело летели
с каждым вдохом проходы уже
к небу с ответами
скопленная усталость
книги куплетами
все что земле осталось
брошена в угол жизнь в неметеной хате
прожитая судьба в mp3 формате

Зеркало

Время, когда мы не знали зеркал, когда не искали повод,

когда мы не знали вопросов и не боялись света,

когда в своих отраженьях не искали чужие лица,

не просили у неба пощады от времени, бегущего мимо…

 

Может быть, это снится?

может быть, это сказка?

может быть, это детство, которое я придумал?…

 

Может быть, это снится.

Может быть, это сказка.

Может быть, это детство…

 

 

Я не бежал за солнцем, я просто любил-верил.

Чьи-то полные губы не казались мне недостойны.

И день пролетал как песня, звучащая в синем небе.

На крыле улетевшей птицы мне казалось, что я бесконечен

 

Может быть, это снится?

может быть, это сказка?

может быть, это детство, которое я придумал?…

 

Может быть, это снится.

Может быть, это сказка.

Может быть, это детство…

 

Ах, было же время, когда мы зеркал не знали,

когда мы не знали вопросов и не боялись света!

И мне было не интересно искать своей жизни цену,

пока мне не показали в зеркале отражение…

 

Может быть, это снится?

может быть, это сказка?

может быть, это детство, которое я придумал?…

 

Может быть, это снится.

Может быть, это сказка.

Может быть, это детство…

Слово (посвящение А.Литвинову – Вене Дркину)

Летала судьба без тела –

Искала на карте место.

Мир был страницей белой,

Планета – лепёшкой пресной.

 

В уста не вложили слово,

И слово не вышло боком,

Пока не любовь отцова

И не война порокам.

 

Под бархатом – сны рояля,

Но не родился пианист.

Евангелие – облаками,

Ветер – Евангелист.

 

А после явился Гений,

Слова превративший в песню,

Сердца живого тленье,

Старой планете – пенсия…

 

Он просто мог обернуться

И стать привокзальным рикшей,

И мылись бы в доме блюдца

Без нервотрёпки лишней.

 

Он рад был взойти на плаху,

Да не отпустил орган…

Летит Евангелие от Баха,

Евангелист – океан.

 

…Через Старый Оскол – в Дрезден

И обратно – босой – до дома.

Разве матери, что – не бездарь,

Да, быть может, кому чужому:

— Поделись табачка отравой,

Ну никак я курить не брошу!

Как же долог путь к переправе…

Сетую иногда,

что – не лошадь.

 

Рад, что видел сердцебиенье

В прозрачной воде ручья.

Пил Евангелие по Вене,

Евангелист – не я…

Джоконда

вот возьми мою руку не бойся
король твой наряжен стихами
и новое платье из звуков
минувшего дня в эту песню
вложил свою глупую веру
надежду спасти твое имя
увековечить улыбкой Джоконды

да — и лето не так безупречно
и счастье к прошению глухо
дорога не млечна не звездна
любая дорога – усталость
в которой счастливое детство
становится горсткою пепла
и больше не верит в улыбку Джоконды

в красках медленное круженье
солнца на складках платья
времени параллели
в этих застывших звуках
так улыбалась вечность
мне из другого мира
синее небо улыбкой Джоконды

Колыбельная

утро проснулось, и в кухню босиком,
гитара натощак, и чайник на плите.
день начинается кофе с табаком,
у слабостей своих я вечно на щите.
я в прошлой жизни был кораблем,
да видно в скитаниях так устал,
не стыдно на кухне кривым столом
пенять на лицо зеркал.

любимые входят в судьбу с небес,
мы посвящаем их забытым дневникам,
кто в детстве сдуру куда залез,
все выросли, ушли, а кто навеки там…
и тропки, дороги, мосты, пути,
неровными буквами юных рук,
извечным желанием всё пройти,
и верой — замкнется круг.

там… где живет моя душа,
там… в ночь сигнальные огни,
там, где качают малыша…
спи… спи… спи…

Грэй

Кто-то все время зовет меня, я не слышу,

Но знаю точно, что голос звучит в эфире.

Среди газетных статей я тебя не вижу,

Среди улыбок на стенах в моей квартире,

 

Но знаю точно, что ты ходишь где-то рядом,

Что твои птицы несут мне благие вести.

Ищешь меня в голубом пламени экрана,

Только поют там все время другие песни.

 

Аэропорт твой – закрытый четыре года,

В баре пилоты давно пропили погоны.

Все кого знала по парам и жгут отходы,

Детям уже примеряют свои короны

 

Выгорели на солнце твои надежды,

Жизнь как всегда течет поперек всем планам.

Несколько раз меняли леса одежды.

Слов чужих тебя не берет отрава.

 

Я обещаю тебе, будто завтра вспомню,

Что две недели назад был твой день рожденья,

Я разверну корабли, разрежу волны,

Ветры, уснувшие в море, начнут движенье.

 

Только когда поплыву, я еще не знаю,

Время течет безвозвратно, а я лысею.

Якорь на дне и команда моя гуляет,

Мертвые красные тряпки висят на реях…

 

А ты все время зовешь меня, я не слышу,

Но знаю точно, что голос звучит в эфире…

… Ты все время зовешь меня, я не слышу,

Но знаю точно…